ВС РФ – о праве собственности, изменении предмета исковых требований и разделе квартиры

Главная

>

Юридические новости

>

ВС РФ – о праве собственности, изменении предмета исковых требований и разделе квартиры

Your Image

Зарегистрированное право собственности ответчика на объект в зависимости от характера возникшего спора, наличия или отсутствия у этого имущества признаков недвижимости, может быть оспорено либо по результатам рассмотрения иска, основанного на положениях статьи 222 ГК РФ, одновременно с разрешением вопроса о судьбе этого объекта, либо по итогам рассмотрения требования о признании отсутствующим зарегистрированного права при наличии условий, предусмотренных пунктом 52 постановления от 29.04.2010 № 10/22.

Согласно разъяснениям пункта 29 постановления от 29.04.2010 № 10/22 и правовой позиции, изложенной в пункте 2 Обзора судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16.11.2022, положения статьи 222 ГК РФ не подлежат применению к объекту, не являющемуся недвижимостью. Следовательно, при рассмотрении данной категории споров суд должен установить наличие у спорной вещи признаков, способных отнести ее к недвижимым объектам. 

При этом регистрация права собственности на объект, как на недвижимое имущество, в отрыве от его физических характеристик не является препятствием для предъявления иска о признании зарегистрированного права отсутствующим в связи с неправомерным отнесением такого объекта к недвижимому имуществу. 

Определение ВС РФ № 305-ЭС23-8010 от 14.09.2023

ВС РФ - суд не вправе по своей инициативе изменить предмет исковых требований 

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. № И «О подготовке гражданских дел к судебном разбирательству», при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. 

С учётом изложенного деятельность суда заключается в даче правовой оценки требованиям истца, обратившегося за защитой, и в создании условий для объективного и полного рассмотрения дела, и при этом суд не наделён правом самостоятельно по собственной инициативе изменить предмет исковых требований. 

Определение ВС РФ № 36-КГ23-1-К2 от 01.08.2023

При разделе квартиры, купленной с помощью материнского капитала, должны учитываться интересы детей 

 

Приобретение жилого помещения с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала обязывает лиц, использующих данные средства, исполнить обязательство об оформлении имущественных прав членов семьи владельца сертификата, в том числе детей. 

В силу положений статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями. Защита прав и интересов детей возлагается на их родителей. Родители являются законными представителями своих детей и выступают в защиту их прав и интересов в отношениях с любыми физическими и юридическими лицами, в том числе в судах, без специальных полномочий. 

Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей (пункт 1 статьи 64, пункт 1 статьи 65 Семейного кодекса Российской Федерации). Раздел жилого помещения, приобретенного с использованием средств материнского (семейного) капитала, без учета интересов детей, имеющих наряду с родителями право на такое жилое помещение, невозможен (пункт 10 Обзора судебной практики по делам, связанным с реализацией права на материнский (семейный) капитал, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 июня 2016 г.).