Проблемы субсидиарной ответственности в арбитражной практике

Главная ПубликацииПроблемы субсидиарной ответственности в арбитражной практике

В случае выводов об отсутствии причинения существенного вреда имущественным правам кредиторов вследствие совершения руководителем от имени должника сделок либо о том, что причиненный вред не является существенным, судам надлежит проверить, допустило ли контролирующее должника лицо действия и (или) бездействие, существенно ухудшившие финансовое положение должника.
Субсидиарная ответственность является экстраординарным механизмом защиты нарушенных прав кредиторов, то есть исключением из принципа ограниченной ответственности участников и правила о защите делового решения менеджеров, а иск о привлечении к субсидиарной ответственности представляет собой групповой косвенный иск, так как предполагает предъявление полномочным лицом в интересах группы лиц, объединяющей правовое сообщество кредиторов должника, требования к контролирующим лицам, направленного на компенсацию последствий их негативных действий по доведению должника до банкротства (Определение Верховного Суда Российской Федерации от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3)).
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.09.2019 N Ф05-7314/2016

Порядок проведения конкурсным управляющим должника проверки наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства определяется Временными правилами проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства (далее - временные правила), утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 855.
Согласно пункту 2 Временных правил, при проведении арбитражным управляющим проверки исследуются документы за период не менее 2 лет до отзыва лицензии у кредитной организации, а также за период проведения процедур банкротства.
Одним из этапов проведения конкурсным управляющим проверки обстоятельств банкротства, согласно пункту 8 временных правил, является анализ сделок должника, в ходе которого устанавливается соответствие сделок и действий (бездействия) органов управления должника законодательству Российской Федерации, а также выявляются сделки, заключенные или исполненные на условиях, не соответствующих рыночным условиям, послужившие причиной возникновения или увеличения неплатежеспособности и причинившие реальный ущерб должнику в денежной форме.
Таким образом, сделки, причинившие ущерб, устанавливаются конкурсным управляющим должника в ходе проведения проверки обстоятельств банкротства банка, которая объективно не может быть начата ранее даты признания банка банкротом.
Учитывая вышеизложенное, течение срока исковой давности по требованию банка о взыскании убытков, предъявленного конкурсным управляющим должника, начинается не ранее выявления сделок, причинивших убытки, в ходе проводимой конкурсным управляющим проверки обстоятельств банкротства в соответствии с временными правилами.
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.08.2019 N Ф05-7718/2017

Субсидиарная ответственность возможно при доказанности следующих обстоятельств: надлежащего субъекта ответственности, которым является собственник, учредитель, руководитель должника, иные лица, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо иным образом имеют возможность определять его действия; факта несостоятельности (банкротства) должника, то есть признания арбитражным судом или объявлении должником о своей неспособности в полном объеме удовлетворять требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей; наличием причинной связи между обязательными указаниями или действиями указанных лиц и фактом банкротства должника, поскольку они могут быть привлечены к субсидиарной ответственности лишь в тех случаях, когда несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана их указаниями или иными действиями. Возложение на них ответственности за бездействие исключается. Доказывание всех изложенных фактов является обязанностью заявителя, заявившего соответствующее требование.
Постановление Арбитражного суда Московского округа от 14.02.2019 N Ф05-181/2019