Практика по субсидиарной ответственности

Главная ПубликацииПрактика по субсидиарной ответственности

Организация была исключена из ЕГРЮЛ на основании решения регистрирующего органа как недействующее юридическое лицо. Данная компания имела задолженность, в связи с чем, был подан иск о привлечении к субсидиарной ответственности к учредителям организации.
Суд указал, что должником решение о ликвидации обществом не принималось, ликвидационный баланс не составлялся, общество исключено из ЕГРЮЛ на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" по решению уполномоченного органа.
Доказательств направления истцом в регистрирующий орган заявления в порядке, установленном пунктом 4 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", доказательств нарушения регистрирующим органом пунктов 1 и 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", а также доказательств обжалования действий регистрирующего органа по исключению общества из реестра истцом в материалы дела не представлено.
В соответствии с положениями Закона о банкротстве задолженность перед самим истцом не может быть включена в размер субсидиарной ответственности руководителя общества за неподачу заявления о банкротстве должника, так как данная задолженность не относится к задолженности, возникшей после возникновения обязанности руководителя должника обратиться с заявлением о банкротстве.
Взыскатель не был лишен возможности контроля за решениями, принимаемыми регистрирующим органом в отношении своего контрагента по сделке как недействующего юридического лица, а также возможности своевременно направить в регистрирующий орган заявление о том, что его права и законные интересы затрагиваются в связи с исключением недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц.
Учитывая, что истец, действуя разумно и добросовестно, самостоятельно мог заявить возражения в отношении внесения записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ, отсутствуют какие-либо основания для взыскания убытков с ответчиков ввиду их бездействия по заявлению соответствующих возражений в регистрирующий орган.
Суды пришли к выводу, что в дело не представлены доказательства возникновения невозможности погашения задолженности вследствие действий (бездействия) ответчика. Истцом также не доказано, что при наличии достаточных денежных средств (имущества) руководитель общества уклонялся от погашения задолженности перед истцом, скрывал имущество должника и т.д.
В связи с чем в удовлетворении исковых требований было отказано. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 24.04.2019 N Ф05-5127/2019.
Отсутствие необходимых документов бухгалтерского учета не позволяет конкурсному управляющему иметь полную информацию о деятельности должника и совершенных им сделках и исполнять обязанности, предусмотренные Законом о банкротстве, в частности, принимать меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц; предъявлять к третьим лицам, имеющим задолженность перед должником, требования о ее взыскании в порядке, установленном Законом о банкротстве.
В связи с этим невыполнение руководителем должника без уважительной причины требований Закона о банкротстве по передаче конкурсному управляющему документации должника свидетельствует, по сути, о недобросовестном поведении, направленном на сокрытие информации об имуществе должника, за счет которого могут быть погашены требования кредиторов.
Если документация в отношении должника была передана конкурсному управляющему, о чем составлены и подписаны соответствующие акты приема-передачи документов, и какие-либо замечания касательно объема или содержания представленных руководителем должника документов временным управляющим не направлялись, то перечень представленных документов и их содержание позволили выполнить задачи управляющего. Постановление Арбитражного суда Московского округа от 17.04.2019 N Ф05-3751/2019