Мосгорсуд — отмена постановления суда о заключении под стражу, прекращение экстрадиционной проверки

Главная Адвокатская практикаМосгорсуд — отмена постановления суда о заключении под стражу, прекращение экстрадиционной проверки

Фабула дела

Щ. объявлен в межгосударственный розыск компетентными органами государства Беларусь по обвинению в совершении преступления по ч.3 ст.426 УК Республики Беларусь «Превышение власти или служебных полномочий». Деяние совершено в 2010г. Щ. был задержан на территории города Москвы в 2022г., прокуратурой подано ходатайство о заключении под стражу в целях экстрадиции.

Позиция защиты

Ознакомившись с материалами экстрадиционной проверки, адвокат пришел к выводу, что ходатайство прокурора о заключении под стражу подзащитного подлежит отклонению ввиду следующего. В силу п.5 Постановления Пленума ВС РФ от 14.06.2012 N 11 "О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования РФ может выдать лицо иностранному государству, если деяние, в связи с совершением которого направлен запрос о выдаче, является наказуемым по уголовному закону РФ и закону запрашивающего государства (ч.1 ст.462 УПК РФ)

Это означает, что необходимо правильно квалифицировать деяние, за которое был осужден Щ. в иностранном государстве, по уголовному законодательству РФ, однако органы прокуратуры неправильно квалифицировали совершенное деяние по УК РФ.

В апелляционном определении судебной коллегии по уголовным делам компетентного иностранного суда указано, что Щ. являющийся должностным лицом, умышленными действиями, явно выходящими за пределы его прав и полномочий, предоставленных ему по службе, организации был причинен ущерб в особо крупном размере, что повлекло тяжкие последствия.

Органы прокуратуры квалифицировали действия Щ. по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ (наказание до 10 лет лишения свободы). Между тем, по уголовному законодательству России Щ., занимавший должность заместителя директора по коммерческим вопросам открытого акционерного общества, не является должностным лицом по смыслу главы 30 УК РФ, поэтому, нет оснований для квалификации его деяния по п. «в» ч.3 ст.286 УК РФ.

Кроме того, квалифицировать действия Щ. по ч.2 ст.201 УК РФ (тяжкий состав) также не представляется возможным, т.к. отсутствую тяжкие последствия для организации как результате его действий

Согласно п.15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2021 N 21 "О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях (статьи 201, 201.1, 202, 203 Уголовного кодекса Российской Федерации)" под тяжкими последствиями как квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч.2 ст.201 УК РФ, следует понимать, в частности, причинение значимого для организации материального ущерба, влекущего прекращение ее деятельности или доведение организации до состояния неплатежеспособности по имеющимся кредитным обязательствам.

Между тем, в апелляционном определении судебной коллегии по уголовным делам компетентного иностранного суда таких последствий как результат совершения Щ. деяния не указан. Причиненный преступлениям ущерб преступлением составляет 550 000 рублей.

Таким образом, деяние по ч. 3 ст.426 УК Республики Беларусь соответствует ч.1 ст.201 УК РФ, являющимся преступлением средней тяжести в силу ч.3 ст.15 УК РФ. Это означает, что на момент вынесения апелляционного определения судебной коллегии по уголовным делам компетентного иностранного суда в 2019г. истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (п. «б» ч.1 ст.78 УК РФ) по ч.1 ст.201 УК РФ.

Соответственно, деяние, за которое был осужден Щ., совершено в феврале-марте 2010г., значит, срок давности истек в 2016г., что исключает привлечение к уголовной ответственности по российскому законодательству, а это является препятствием для выдачи.

Позиция суда первой инстанции

Суд первой инстанции не принял доводы защиты. Ходатайство прокуратуры удовлетворено. Интересно отметить, что уже после удовлетворения судом прокурорского ходатайства, но до апелляции, прокурор самостоятельно выносит постановление об освобождении Щ. из-под стражи, соглашаясь с доводами защитника.

Позиция апелляционного суда

В Московском городском суде обжалуемое постановление суда о заключении под стражу в целях экстрадиции было отменено полностью, экстрадиционная проверка в отношении Щ. прекращена.