Сделки с жилыми помещениями (судебная практика)

Главная ПубликацииСделки с жилыми помещениями (судебная практика)

автор статьи
Адвокат Пантюшов Олег Викторович

Пунктом 1 статьи 181 ГК РФ предусмотрен трехгодичный срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, течение которого начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. В соответствии с положениями статьи 195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

«Поскольку договор передачи спорной квартиры в собственность О.Б. заключен........... года, О.А. обратился в суд с иском 11.02.2013 года, срок исковой давности, предусмотренный п. 1 ст. 181 ГК РФ, им не пропущен.

Суд правомерно не согласился с доводом ответчика о том, что приватизация жилого помещения была осуществлена в тот период, когда О.А. был снят с регистрационного учета, поскольку решение о признании безвестно отсутствующим было отменено, в связи с чем О.А. должен быть восстановлен во всех правах.

Довод Д. о том, что на момент приватизации квартиры в ней проживала только О.Б., истец длительное время не проживал по спорному адресу, тем самым добровольно расторг в отношении себя договор социального найма и утратил право пользования, суд правильно отклонил, поскольку доказательств тому, что О.А. выехал на другое постоянное место жительства из указанной квартиры, приобрел самостоятельное право в отношении иного жилого помещения, тем самым добровольно отказался от своих прав на спорное жилое помещение, в материалах настоящего дела не имеется. В судебном порядке такие требования к нему не предъявлялись. О.А. не признан судом утратившим право пользования спорным жилым помещением.

Тот факт, что он был признан безвестно отсутствующим, не свидетельствует об утрате О.А. права пользования спорным жилым помещением. Как указал судебной коллегии его представитель, О.А. длительное время, в том числе, и в момент признания его безвестно отсутствующим, находился в туберкулезном диспансере, где проходил лечение. В настоящее время О.А. находится в больнице в тяжелом состоянии.

Довод о том, что права О.А. не нарушены, так как он сохраняет право пользования спорным жилым помещением, отклонен судом правильно, поскольку судом восстановлены права истца в пользовании квартирой, которая возвращена в муниципальную собственность.

Довод заявителя о том, что договор приватизации не мог быть признан судом недействительным в части доли О.Б., во внимание не принимается. Как пояснил судебной коллегии и указал в письменных возражениях представитель истца, О.А. при жизни О.Б. возражал против совместной приватизации квартиры, не давал своего согласия на приватизацию. Без получения его согласия квартира в силу требований Закона РФ "О приватизации жилищного фонда РФ" не могла быть приватизирована.

Требований о включении его в состав сособственников, признании договора недействительным в части, О.А. не заявлял. Доводы апелляционной жалобы не нуждаются в дополнительной проверке, сводятся к изложению правовой позиции, выраженной в суде первой инстанции и являвшейся предметом исследования и нашедшей верное отражение и правильную оценку в решении суда, основаны на ошибочном толковании норм материального права, направлены на иную оценку обстоятельств дела, установленных и исследованных судом в соответствии с правилами ст. ст. 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить основанием для отмены правильного по существу решения суда.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства, дал правовую оценку установленным обстоятельствам и постановил законное и обоснованное решение. Выводы суда соответствуют обстоятельствам дела. Решение постановлено в соответствии в соответствии с нормами материального и процессуального права, является законным и обоснованным» - определение Московского городского суда от 20 декабря 2013 г. по делу N 11-40351/13.