Телефоны: +7 (495) 762-10-59, +7 (909) 909-85-33 info@law-corporation.ru

Само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности

Главная НовостиСамо по себе введение внешнего управления или...

Само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности 

В пункте 32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2010 года N 63 "О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" разъяснено, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности - абзац третий пункта 3 статьи 75 Закона) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Суды обеих инстанций, признавая заявление ООО "Устройство-3" об истечении срока исковой давности обоснованным, вопреки приведенным положениям закона, не установили момент, когда конкурсный управляющий должника узнал или должен был узнать о наличии оспариваемой сделки по зачету встречных однородных требований, а исходили из того, что Елисеев С.В. был назначен временным управляющим должника и впоследствии утвержден в качестве конкурсного управляющего должника.

При этом, судами не выяснялся вопрос о том, была ли Елисееву С.В. передана бухгалтерская и иная документация руководителем должника и мог ли конкурсный управляющий, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить из каких-либо источников факт заключения оспариваемого зачета.

В пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" разъяснено, что согласно пункту 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

Из материалов дела следует, что заявление о пропуске срока исковой давности в рамках настоящего обособленного спора сделано ООО "Устройство-3". В этой связи именно данное лицо должно представить документальные доказательства в обоснование своего заявления, свидетельствующие о том, что конкурсный управляющий знал или должен был узнать о существовании оспариваемого зачета в течение года с момента его назначения.

Однако суд не исследовал вопрос относительно того, когда конкретно конкурсный управляющий должника узнал или должен был узнать об оспариваемом соглашении о зачете. При этом суд кассационной инстанции исходит из того, что в материалы дела не представлены доказательства, свидетельствующие о том, что оспариваемое соглашение учитывалось в документации общества, переданной конкурсному управляющему должника и, соответственно, последний должен был знать о нем.

Вопрос относительно добросовестности действий конкурсного управляющего должника также судом не проверялся, то есть суд не проверил наличие у конкурсного управляющего должника возможности узнать о первичных документах общества в случае их непредставления бывшим руководителем должника, а также наличие исполнительного производства по истребованию данных документов.

При таких обстоятельствах обжалуемые определение суда первой инстанции и постановление Девятого арбитражного апелляционного суда подлежат отмене на основании части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.02.2016 по делу N А40-23165/2013